Анонс подій
Подій не заплановано
Пошук
Посилання
 

 

Кто начал войну? Гитлер или Сталин? Вместо пролога

   У прусского военного деятеля и историка Карла Клаузевица есть такое определение: «Войны развязывают политики, ведут их генералы, а рассчитываются за них солдаты, народ».
     Вторая мировая война (1939—1945) втянула в свою орбиту 61 государство, она велась на территориях 40 стран Европы, Азии, Африки, в водах Мирового океана, поставила под ружье 110 миллионов человек. Основные участники Второй мировой войны понесли огромные людские потери: СССР — 27 миллионов человек, Германия — 13 миллионов, Польша — 7 миллионов, Китай — 5 миллионов, Япония — 2,5 миллиона, Югославия — 1,7 миллиона, Франция — 700 тысяч,  Италия — 500 тысяч, Англия — 370 тысяч, Чехословакия — 364 тысячи, США — 200 тысяч человек. Подсчитаны также и материальные убытки, нанесенные войной (потери Советского Союза при этом превышают потери всех месте взятых остальных стран, участвовавших во Второй мировой войне).
      О Второй мировой, в том числе и Отечественной войне советского народа, написано достаточно литературы, правдивой и неправдивой, отечественной и зарубежной. Всплыл также спорный вопрос: кто начал Вторую мировую войну — Гитлер или Сталин. Германия или Советский Союз...
      Сбежавший за границу изменник Родины бывший советский офицер разведчик по фамилии Резун издал за рубежом свою книгу-пасквиль «Ледокол», в которой доказывает, что Вторую мировую начали вовсе не Гитлер, не фашистская Германия, а Сталин, Советский Союз… Для авторитетности своей книги Резун назвался Суворовым — именем генералиссимуса А. В. Суворова, истинного защитника и патриота Отчизны.
      Резун не учел, что в живых осталось еще много представителей довоенного поколения людей, отлично помнящих обстановку, в которой заключался договор Советского Союза с фашистской Германией о ненапа
дении в 1939 году. Правда, где-то в 80-х годах, когда стали расшатываться идеологические основы Союза ССР, возникли кривотолки о договоре с Германией, многие стали искать еще и тайный договор, по которому якобы Советский Союз и гитлеровская Германия «разделили» между собою территории Прибалтики и Польши. 1939 год — время,  тогда гитлеровские вооруженные силы (вермахт) столкнулись с нами лоб в лоб на западных границах Западной Белоруссии и Западной Украины, исторически-исконных территориях России. И если бы не провели тогда, пусть и тайную, линию разграничения, то война с Германией непременно началась бы не в июне 1941 года, а в сентябре 1939 года, гитлеровские армии не остановились бы, а повели наступление далее, на восток, к границам Советского Союза. При таких обстоятельствах военные действия развивались бы не в нашу пользу, и исход войны был бы иным. Это теперь ясно без доказательств.
         Поэтому нечего было ставить в упрек тогдашнему советскому правительству во главе Сталиным заключение «тайного договора» с гитлеровской Германией. Скорее, это была вынужденная мера для выигрыша хотя бы какого-то времени для ускоренной подготовки и страны, и Красной Армии к обороне. Причем, гитлеровская Германия сама-то заключала различные тайные и нетайные договора и с Великобританией, и с Францией…
         Теперь, с расстояния времени, можем понять, чего стоило для Германии одно только мюнхенское соглашение 29 сентября 1938 года о расчленении Чехословакии. Это соглашение было подписано (и тоже секретно) за год до нападения Германии на Польшу, премьер-министром Великобритании Н. Чемберленом, премьер-министром Франции Э. Далладье, фашистскими диктаторами Германии и Италии — А. Гитлером и Б. Муссолини. Историки соглашаются, что не будь мюнхенского соглашения — не было бы и Второй мировой войны.
      Правительство Советского Союза и по дипломатической линии старалось создать антигитлеровскую коалицию государств, которым явно угрожало вторжением на их территории воинство. По предложению Советского правительства, в Москве происходило даже совещание военных представителей Великобритании, Франции и Советского Союза. Маршалы К.Е. Ворошилов, а затем Б. М. Шапошников (первый — нарком обороны СССР, второй — начальник Генштаба Красной Армии) ставили конкретные вопросы о выделении определенного количества войск от каждой из этих стран для общей коллективной защиты в случае развязывания гитлеровской Германией войны в Европе. Но на совещании выяснилось, что представители и Англии, и Франции не были уполномочены решать такие вопросы и Чемберлен, и Далладье, вместе с США, и во сне видели, как бы побыстрее подтолкнуть к военным действиям Гитлера против Советского Союза.
       Таковы мои выводы относительно того довоенного момента истории, сделанные на основании изучения обширных, ранее засекреченных архивных материалов государственной важности. А кто не согласен с трактовками автора, пусть сам почитает литературу по этой теме, которая теперь доступна для всех желающих знать правду о причинах войны с Германией.
      Приписывают Сталину и то, что он якобы не верил своим разведчикам, сообщавшим о дне нападения германских армий на советскую территорию. Знал он и сроки нападения, и силы вермахта. 6 мая 1941 года в Кремле состоялось торжественное собрание выпускников академий РККА. Перед ними выступил И. В. Сталин. Он без всяких секретов заявил, что сейчас международная обстановка настолько напряжена, что война может вспыхнуть в любой момент, причем нам придется столкнуться с сильной германской армией, которая может напасть на нас со дня на день.
      Диктатор Гитлер понимал диктатора Сталина. Гитлер торопил вермахт, своих генералов быть готовыми перейти госграницу СССР летом 1940-го, в крайнем случае — в мае 1941 года, пока Красная Армия, как показал военный конфликт с Финляндией, оставалась слабой. Репрессии 1938–1939 годов обезглавили ее командный состав снизу доверху. Такие обстоятельства Гитлер никак не мог не учитывать.
      Сталин, в свою очередь, знал о военных приготовлениях Гитлера: у него в Берлине были свои штирлицы (фильм «Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семенова не совсем фантазия). Да и нацистское руководство не скрывало своих приготовлений. Рейхсфюрер Геббельс заметил в своем рабочем дневнике: «В России догадываются о нашей возне возле ее границ. Потому далее нет надобности держать в секрете наши приготовления к войне».
      По линии фронта в Германии шла усиленная подготовка к началу боевых действий на границах с СССР. Правда, Гитлер приказывал своему генералитету обманывать общественность. Войскам, перебрасываемым к советским границам, он приказал внушать, что они перебрасываются туда по «согласованию с советским правительством для прохода по их территории в Индию, являвшейся тогда колонией Великобритании, с которой Германия собирается воевать».
      Одновременно с такой «дипломатической» игрой Гитлер продолжал торопить вермахт, свой генеральный штаб с подготовкой боевым действиям против Советского Союза. План этих боевых действий сначала подготовил штабной генерал Эрих Маркс. Его план предусматривал главное направление удара: Минск—Смоленск—Москва. Этот план не устраивал Гитлера, так как направление через Белоруссию рассекали по всему фронту Пинские болота, в которых проваливались многие военные кампании на Россию.
        Но основное, что не подходило для Гитлера, так это срок полной оккупации России — до 17 недель.
        Предложен был также план, разработанный генералом генштаба Зондерштерном. Здесь срок меньше — 16 недель. Но он тоже не подходил фюреру. Окончательная разработка была поручена заместителю начальника генштаба сухопутных войск генерал-лейтенанту Фридриху Паулюсу — будущему командующему 6-й полевой армии, уничтоженной советскими войсками в Сталинграде. Паулюс определил срок завоевания России в 6–10 недель. Генерал-фельдмаршал Браухич, тогдашний главком сухопутных войск Германии, сократил срок до 6–8 недель, а угодливый генерал-полковник, начальник оперативного управления Ставки сократил срок оккупации Советского Союза до трех недель. Некоторые нацистские стратеги не соглашались с таким нереальным планом, но Гитлер, похвалив Йодля, пресекал сомневающихся: «У нас ничего невозможного быть не может. Для разгрома большевистской России трехнедельного наступления нам будет достаточно, чтобы мои войска оказались в Москве». Бывший генерал-лейтенант, начальник штаба одной из полевых армий, Винцент Мюлер пишет: «Готовность вермахта к нападению на СССР проверена военной игрой с командующими армий и их штабами, задействованными по «плану Барбаросса». Военная игра проходила в апреле 1941 года, проводил игру заместитель начальника генштаба сухопутных войск генерал-лейтенант Ф. Паулюс, непосредственный разработчик «плана Барбаросса». На игре присутствовал и корректировал ее сам Гитлер как верховный главнокомандующий. Ни о какой обороне во время игры не упоминалось, как и том, что своими нападениями на Советский Союз Гитлер якобы упредил агрессию большевистской Красной Армии на фатерлянд. На той контрольной военной игре звучало одно: победный наступательный удар всех видов вооруженных сил нацистской Германии должен быть такой силы, чтобы к исходу третьей недели с начала боевых действий быть в Москве, захватить Кремль и провести парад победы на Красной площади…
      Гитлеровская верхушка настолько была уверена в реальности своих агрессивных планов, что рейхсфюрер СС Гиммлер приказал летописцу истории третьего рейха Эриху Двингеру уже 4 августа 1941 года прибыть в Москву, чтобы самолично описать для истории то, как верховный главнокомандующий, фюрер великой Германии будет принимать парад своих войск у стен большевистского Кремля.
… Тихое воскресное утро 22 июня 1941 года. Теплые лучи взошедшего солнца щедро залили московские улицы, площади. Загруженные сумками, авоськами, кошелками москвичи спешили на вокзалы, чтобы первыми электричками попасть на места воскресного отдыха. И вдруг на всех вокзалах из радиорупоров объявление: сегодня электропоезда задерживаются, а то и совсем будут отменены… В чем дело... Неужто по всем железнодорожным путям сразу случилось какое-то крушение... И московские радиостанции что-то приумолкли…
      И вдруг: война!.. война!.. война!.. Безпроводное, безрадиоволновое эхо разорвавшихся немецких бомб в западных приграничных городах долетело до Москвы…
…Утро 22-го июня 1941 года в Берлине. В столице Германии, наоборот, этот воскресный день выдался пасмурным. С Прибалтики натянуло облаков, и они сплошной массой нависли над городом. Тучи вот-вот осядут на крыши домов, застелят тротуары, мостовые. Дул сырой пронзительный ветер, начал накрапывать дождь. Но нудная не летняя погода не помешала столичным немцам выйти на улицы, гремящие маршевой музыкой, между паузами которой повторялось и повторялось правительственное сообщение: «Германские войска перешли границы большевистской России!..»
      Потом вдруг стихла музыка. С обращением к народу Германии выступил Адольф Гитлер. Фюрер подробно рассказал, какие европейские страны уже покорены вермахтом. Далее он разъяснял немцам, что не хотел воевать с Россией, но наступило время, когда он уже не имел права наблюдать, как с каждым днем к границам Германии подтягивались дивизии большевистской Красной Армии, потому и отдал приказ вермахту упредить нападение Советского Союза на Германию…
      При этих словах уличные толпы грянули: «Хайль Гитлер! Хайль Гитлер!..»
      Улицы Берлина, от центра до окраин, превращенные в рощи сплошных плакатов кроваво-багрового цвета, в одночасье превратились в бурлящее людское море. У немцев в руках флаги или полотнища с изображением фашистской паукообразной свастики, портреты фюрера с его произнесенной тогда фразой: «Не мы, немцы, хотели войны, ее захотели советские большевики, и они ее получили…»
      Уличные толпы стали теснить, уступая дорогу стройным колоннам юнцов в коричневой униформе — гитлерюгенду (гитлеровской молодежи). Гитлерюгендовцы горланили свой марш со словами:

«война, война, только
война приведет нас к почестям, славе, к наградам, карьере:
…если весь мир в развалинах будет лежать,
К черту! Нам на это наплевать.
Мы и дальше будем шагать!
Сегодня нам принадлежит Германия,
А завтра — весь мир будет наш!..»

Переглядів: 43
Дата публікації: 11:22 04.07.2018
Версія для слабо- зорих