Вибори 2020

Округи, кандидати, результати голосування

Анонс подій
Подій не заплановано
Пошук
Посилання
 

 

Глава седьмая. Заложники своего родства

До войны популярность И. В. Сталина была такой, что его считали чуть ли не божьим посланником, а советские люди называли «отцом и другом всех народов СССР». А был ли Сталин отцом своим родным детям и дедом своим внукам?..

            У И. В. Сталина было двое сыновей и одна дочь: Яков, Василий и Светлана, которые дали Иосифу Виссарионовичу девять внуков. Но Сталин видел лишь троих. По воспоминаниям дочери Светланы, она однажды привозила на показ отцу своего сына Иосифа и дочку Катю. А дочь Якова, старшего сына Сталина, Галя (Гуля) жила у дедушки, пока ее мать отсиживала определенный срок на Лубянке как жена оказавшегося в немецком плену Якова Джугашвили.

            Ставшая кандидатом филологических наук Галина Яковлевна Джугашвили вспоминает проживание у деда Иосифа как светлый маячок в своей жизни со вниманием и лаской деда. Оказывается, Сталин был способен и на это. Все остальные внуки Сталина видели своего дедушку только на портретах как вождя народов СССР. Между тем как дети, так и внуки Сталина испытали на себе величие отца и деда при его жизни, а потом и разделили вместе гнет его имени после хрущевского «развенчания культа личности Сталина».

            Автору этой пвести привелось встречаться с двумя внуками Сталина: с Александром Бурдонским, режиссером Центрального театра Российской Армии, и вторым внуком Сталина — работающим в Академии Генштаба полковником Евгением Джугашвили, кандидатом исторических наук по военной стратегии. Бурдонский — это сын Василия Сталина, а Евгений —сын Якова Джугашвили, старшего сына Сталина. Оба — прямые внуки И. В. Сталина, но по-разному относящиеся к деду.

            Александр Бурдонский не хотел вспоминать своего родства, сразу объяснив: «Быть внуком Сталина в наше злобное время — значит нести тяжкий черный крест. Мне не однажды предлагали за большие деньги сыграть роль Сталина и в театре, и в кино. И я давал категорический отказ».

            С Евгением Яковлевичем Джугашвили мы провели ряд интереснейших бесед на ниве поисков и уточнений поведения его отца Якова Джугашвили в немецком плену. Результаты тех бесед мне помогли написать повести о советских военнопленных «Трагедия плена» и «Судьба генерала».

            Из-за верности памяти об И. В. Сталине у Евгения были неприятности, в конце концов его досрочно отправили в отставку, сейчас он живет в Грузии, остался непоколебимым правдивой памяти о своем деде. Своих сыновей он назвал: одного — Иосифом, а другого — Виссарионом.

            Сталин был в жизни непредсказуемой личностью, но на государственном Олимпе он был твердым, рассудительным, даже в некоторых делах — слишком.

            Может быть, сталинская твердость и решительность с вершин нашего времени кажутся пороками?

            Между тем Сталин видел за собою эту свою слабую черту и понимал, на основе чего она появилась. Разбираясь однажды с очередными проделками своего сына Василия, нередко спекулировавшего именем отца, Иосиф Виссарионович вдруг спросил: «Ты думаешь, ты — Сталин? Нет, ты не Сталин, как и я — не Сталин! — И тут отец ткнул пальцем в свой портрет.— Это он — Сталин! Народ его нарек быть богом — Сталиным, вот и тяну я этот нелегкий воз, натирая синяки на своей спине и шее…»

            Рассказывают, что как-то перед войной или в начале ее вдруг Сталин выразился: «Я знаю, что после моей смерти на мою могилу натаскают кучу мусора. Но ветер истории безжалостно развеет этот мусор».

            На ХХ съезде КПСС в общем-то не очень даровитый от природы человек по имени Никита Хрущев развенчал культ личности Сталина, а за ним начали объявляться все новые и новые гиены, шакалы, ослы, всевозможные недоброжелатели людского покоя и памяти,— они побежали, как говорится в той басне, чтобы лягать мертвого льва. Однако, как писал Михаил Булгаков, в любом вранье интереснее всего то, что оно — вранье от первого до последнего слова. Потому людям со временем начинает надоедать это вранье.

            С начала 90-х годов, наконец, маятник антисталинской эйфории начал движение в обратную сторону. С этого времени стала сбываться вторая часть сказанного Сталиным: ветры истории загудели над кладбищами похороненного советского прошлого, в том числе и над прахом Сталина.

            В современных российских издательствах появляются фундаментальные книги, пересматривающие ложные трактовки как истории Советского Союза, так и личности И. В. Сталина. На суд читателей выносятся глубоко правдивые исследования, разыскания архивных свидетельств и размышлений.

            Чтобы излишне не мудрствовать и не увлекаться отсебятиной, сделаем ссылки на одну из таких книг — вдумчивую исследовательскую работу петербургской журналистки Елены Прудниковой «Сталин. Второе убийство», изданную в Санкт-Петербурге в 2003 году издательством «Издательский

дом «Нева». Елена Прудникова провела журналистское расследование мифов о Сталине. После прочтения этой книги «вождь всех народов и времен» предстает перед читателем совсем не таким, каким Сталина продолжают показывать ныне молодому поколению.

            Вот фрагменты из книги Прудниковой: «…Сталин как историческая фигура и как государственный деятель был умерщвлен, сознательно и с особой жестокостью. Зачем и за что? Почему его ненавидели пришедшие после? Ответ на этот вопрос надо искать не в смерти, а в жизни этой незаурядной, непростой, но уже исторической личности. И коль скоро мы говорим о «тайнах великих», то настоящей тайной Сталина было не то, как он умер, а то, как он жил и что делал для своего народа, страны» (стр. 4).

            «Идеология послесталинских режимов попыталась заменить культ Сталина культами Хрущева, Брежнева, но с треском провалилась» (стр. 8).

1. Старший лейтенант Яков Джугашвили.
2. Генерал Василий Сталин.
3. Константин Кузаков - сын Сталина.
4. Летчик старший лейтенант Леонид Хрущев.
5. Летчики братья Микояны.
6. Тимур Фрунзе.
7. Евгения Кострикова - дочь С.М. Кирова.

Переглядів: 1239
Дата публікації: 11:35 04.07.2018